Путь Будды

Победив себя, ты станешь Буддой

Будда остановил прохожего, запел перед ним, танцуя.

- Сколько осталось ждать. У тебя, я спросить хочу

- Ты знаешь меня? А того, кому я поклоняюсь?

- Кришне.

- Чему же ты радуешься? - вопросил прохожий. Что стало причиной твоей радости?

- Глупый глупец, - улыбаясь произнес Будда. Разве не чувствует твое сердце? Разве не бьется оно в радостном предчувствии? Как же ты до сих пор не догадался? Великое благо выпало нам с тобой!

Восхищенный тон Будды удивил и заставил растеряться прохожего.

- Зачем я встретил его? Что он хочет от меня? - сетовал про себя прохожий. Не сумасшедший ли он?

- Как же ты мог? - захлебываясь от восторга и кружась в танце, спросил Будда, ни обращая внимания на то, в какое изумление он вверг беднягу прохожего своим бесцеремонным обращением.

Страх закрался в сердце незнакомца. И широко раскрыв глаза, с искаженным лицом он стал пятиться назад.

- Не бойся, - не прекращая танцевать, улыбаясь Будда обратился к прохожему. - Радость великая идет к нам. От того я и радуюсь.

- Что же это за радость? - заинтересованно, но все еще испуганно спросил прохожий?:

- Господь, - воскликнул Будда, и еще сильнее закружился в танце. - Господь скоро спуститься на землю и осчастливит нас своим присутствием. Защитит обиженных, воздаст заслужившим, накажет виновных, - заливаясь слезами счастья уже шептал Будда, не прекращая танцевать.

Услышав это, прохожий пришел в страшное изумление. Услышанное и увиденное, и то, что происходило сейчас перед его глазами, было так необычно, что он не знал, как себя вести. Радоваться ли вместе с этим сумасшедшим или нет.

- Откуда ты можешь знать это? - наконец приходя в себя, спросил он у счастливого Будды. Кто мог сказать тебе это? Сам Господь придет к нам? Ну как же? Не может этого быть. Ты просто сошел с ума. Да и когда ты узнал это?

Незадолго до встречи с тобой, - не переставая танцевать, ответил Будда. - Я услышал как радуются Боги, как готовятся они к встрече с Господом, здесь на земле. Они все явятся сюда, на землю перед явлением Господа. И будут встречать Его с нами.

Восхищению прохожего просто не было конца. Он чувствовал, как безмерная радость, с ног до головы, пронизывает его. Чувствовал, что сильнее и сильнее ему хочется пуститься в пляс, вместе с этим человеком. Радостно кричать, петь и говорить о Кришне. Все сильнее и сильней охватывал его восторг. И вот сверток, который он держал, произвольно выпал из рук. И закружились уже двое восхищенных и счастливых людей в приятном и мягком танце. Эта необычная квартира, не могла не привлечь внимание прохожих и вскоре восхищенная зрелищем толпа, довольно вздыхала, смеялась, хлопала в ладони, пели про себя, перемещаясь с ноги на ногу, то не в силах удержаться, начинала плясать, петь, и вне себя от радости воспевать святые имена Кришны. Брахманы, находившиеся поблизости, и ставшие свидетелями этой сцены, улыбались и покачивали головами в такт мелодии, которую напевали счастливые люди. Этот маленький праздник длился до самого вечера. Мало кто ушел. Побросав свои ноши, люди кружились в танце и пели.

Упоенные счастьем, немного уставшие, но довольные, люди расходились по домам с наступлением темноты. Успокоившись, Будда, не думая ни о чем, зашагал к своему дому. Он не заметил, как подняв свой сверток, изумленный, словно мальчишка, боясь потревожить, за ним шел незнакомец, которому Будда первому сообщил радостную весть. Послышался шорох, Будда обернулся. За спиной, в нескольких шагах от него, стоял тот первый попавшийся.

- Учитель, - вдруг, согнувшись в поклоне перед Буддой, воскликнул этот человек. - Я нарушил Ваше одиночество. Простите меня!

Человек, почти на десяток лет старше Будды, стоял в почтительном поклоне и, словно мальчишка, верными, как у собаки, глазами просил пощады за свою слабость.

Удивление отразилось на лице Будды:

- Что же ты хочешь от меня? Скажи мне? А прежде выпрямись и стань мне равным. Ты ведь старше меня. Выпрями спину и поведай мне, что заставило тебя так долго идти за мной? Что за причина такого решения?

-Прости меня за то, что я осмелился следить за тобой. Я не решался остановить тебя. Я очень боялся, что эта встреча там, на той улице, будет последней, и я никогда не смогу узнать, то, что ты рассказал своим танцем, своей радостью. Расскажи мне о Кришне. Твоя неподдельная радость мне рассказала и убедила меня больше, чем чтение священных книг и ежедневные молитвы.

-Господь за труды твои и желание узнать, наградил тебя встречей со мной. Я расскажу тебе о Кришне и ты обретешь способности, которые обрел и я. Ты будешь слышать голоса Богов, прелестное щебетание птиц с планет, чувствовать красоту земную, слышать музыку флейты, на которой играет Господь Кришна. Видеть и чувствовать Кришну везде. Ты сможешь видеть Господа. Разве это не великое счастье?

— О, да! - восхищенно воскликнул счастливый незнакомец, как только Будда произнес последнее слово.

Идем со мной, - Будда повернулся и спокойно продолжал шагать, мило улыбаясь. Тихо и безмолвно зашагал следом, так неожиданно приобретенный Буддой спутник. Сам Господь привел этого человека к Будде, К одному из лучших бхакт, для того, чтобы тот просветил его.

И вот Будда слушал читающего священные писания вед друга и ученика. Будда сидел рядом с ним, глядя поверх головы читающего, и наслаждался, слушая Божественные стихи. Сам Кришна казалось, присутствовал на занятиях. Таким светом благости и счастья веяло от того места, где Будда слушал Бхаа. Отрывая страницы священной книги, Бхаа словно улетал куда-то, казалось, что Кришна открывал перед ним планету за планетой. Пролетая, Бхаа видел планеты и Полубогов, правящих ими. Каждое слово в тексте было ступенькой для него и он поднимался все выше и выше. Чтение Бхаа восхищало всех, кому доводилось слышать его. Завороженные божественной интонацией читающего словно малые дети, слушали до тех пор, пока Бхаа не прекращал чтения.

Раньше такого с ним не было. Он получал наслаждения от книг о Кришне. Но это стало несравнимым. С каждым днем Бхаа чувствовал, как восхищение Кришной словно аромат цветов, распространяется в воздухе, разливается в его теле. Сколько удовольствия доставляло ему чтение, которое впоследствии переходило в пение. Любой текст Бхаа пел, радуя своим продвижением Будду и доставляя большое удовольствие людям, приходившим на занятия Бхаа.

Бхаа никогда не спрашивал Будду, почему он должен именно читать. Он беспрекословно брал любую книгу, которую предлагал ему Будда. Он слушался Будду во всем, это помогало ему легче пройти то, чему он учился. То, что обещал Будда начало исполняться и Бхаа видел это. Поэтому, так уверенно и без сомнения он выполнял то, что раньше не мог и предположить. Он читал на улицах, пел на многолюдных местах, рассказывая людям о Кришне.

Как и все, преданные Кришне, Бхаа был чист душой. Своими сомнениями и думами он всегда делился с Буддой. Будда, перед взором которого было видно будущее, в своих разговорах с Бхаа разъяснял различные тексты, помогал найти ответы на те вопросы, которые появлялись у Бхаа во время чтения текстов.

Будда и Бхаа ходили в храмы, построенные для того, чтобы восхвалять имя Кришны. Виденное уже ранее его взору, казалось измененным. Взору Бхаа стали открываться многие тайны, о которых он даже не догадывался. Господь присутствовал в любом из храмов куда бы не заходили они с Буддой.

Вижу ли я в самом деле, или это мое воображение? - сомневался он в первое время.

То, что творилось в храмах с Бхаа, Буада видел. Кришна улыбался Будде и ошеломленному Бхаа, зашедшим в храм. Кришна, словно хозяин дома, предлагая божественным жестом руки присесть радом, так, будто приглашал к столу гостей выпить за разговором чашечку вкусного напитка. Дальше он молчал, мило улыбался и внимательно слушал рассказы Бхаа и Будды. А затем они вместе пили напиток, листая книги. По окончани службы Кришна прощался с гостями, приглашая зайти еще раз. Беседы эти были добрые и очень приятные; Кришна Показывал Бхаа ту или иную строчку и предлагая ее прочесть. Бхаа читал, пытаясь сразу ее заучить.

Кришна прощался с ними в одном храме, а встречал в другом и беседе возобновлялась. Иногда Кришна брал флейту и играл, чаруя восторженного Бхаа и умиротворенного Будду. Звуки флейты заставляли обоих входить в экстаз. Бхаа, того не замечая, начинал сильнее и искреннее петь молитву, иногда поднимаясь и танцуя кружился по храму, изумляя своим танцем молившихся и всех находящихся в храме. Господь улыбаясь сильней и прекрасней продолжал играть, а развеселившийся Бхаа танцевал и плакал от восторга. Будда хлопал в ладони и подпевал, радуясь вместе с ними.

Господь играл долго, иногда до тех пор, пока изнеможенный но счастливый Бхаа, обессиленный не падал на пол, плача от радости. Будда помигал ему встать, после чего они прощались с Кришной до следующего раза и, поклонившись Господу, уходили.

Кроме их двоих Кришну никто не видел и поэтому их поведение в Храмах привлекало большое внимание. В нем не было ничего плохого, оно было лишь необычным для людей. Господь был очень доволен и всегда провожал Будду и Бхаа улыбкой и, простившись с ними, исчезал.

- Пой, пой ибо великое счастье выпало тебе! -говорил Будда Бхаа, когда они возвращались домой.

- О, Кришна! - Бхаа вздымал руки вверх и пел, славя имя Кришны.

Люди подхватывали мелодию, Будда улыбался, хлопал в ладони и танцевал, а Бхаа пел, возглавляя хор, который постоянно пополнялся, по мере того, как к ним присоединялись люди. Они поддерживали мелодию, искренне радовались, танцевали и хлопали в ладоши провожая Будду и Бхаа до самого дома.

Их знали во всем городе. Появление Будды и Бхаа на улицах превращалось в маленький праздник. Встреча; с ними сулила доброе настроение и люди искренне радовались их появлению.

Буада и Бхаа не раз были осыпаны цветами из рук девушек. Они несли радость людям, проповедуя народу о приходе Господа. Хотя многие им не верили, но все же пели и танцевали вместе с ними.

Будда и Бхаа знали, где появится Господь, поэтому готовились к этому великому моменту. Но перед приходом Господа на землю, Бхаа должен был уйти в дальнее путешествие с целью испытания своего духа. По пути он должен был рассказывать людям о великом счастье, которое -ждало Землю. Будда и Бхаа за три года сильно привыкшие друг к другу, вынуждены были расстаться. Радовало их то, что они встретятся вновь в том месте, где на земле появится Господь.

Восходящее солнце едва окрасило небо, а Бхаа уже шагая по выложенной камнем дорожке. Будда долго стоял на холме, вглядываясь вдаль до тех пор, пока силуэт его друга и ученика не слился с горизонтом. Вскоре и Будда собрался в дорогу, он держал путь туда, куда указывало ему сердце, Там, вдалеке, его ждала встреча с Господом.

С тех пор, как они расстались прошло много лет. Улица, на которой они встретились, едва ли изменилась, только деревья, тогда еще маленькие, разрослись, широко раскинув свои кроны. Сколько изменилось? Сколько узнано нового?

- Здесь Будда стоял, стоял когда провожал меня, -думал Бхаа сидя на вершине холма.

Отсюда хорошо была видна дорожка, по которой он — Бхаа- покидал свой город. Ему вспомнилась сейчас то тихое утро, окрашенное в алый цвет восходящего солнца и силуэт Будды, стоящего на холме.

Спускаясь с холма, как и в то утро, Бхаа вспомнил все, что приключилось с ним с момента расставания с Буддой. Первый город, в который вошел Бхаа оставил много воспоминаний. Он был крупным и оживленным по сравнению с его родным городом. Словно бурная река, подхватил Бхаа людской поток и, кружа своими водоворотами, пронес по его улицам. Бхаа видел разных людей. Их лица: добрые и злые, холеные и худые - окружали его везде, где бы он не останавливался, рассказывая о Кришне. Не только радостные и счастливые крики приходилось слышать ему. Немало было ругани, оскорблений и гонений. На некоторых улицах ему приходилось, если это было возможно, защищаться или спасаться бегством от собак, спущенных хмельным богачем. Много следов оставил на скромном одеянии и теле этот город. Синяки и ссадины - от побоев, дыры - от зубов собак и колючих веток кустарников. Добрые люди помогали Бхаа, дарили ему необходимую одежду и другие вещи, желали счастливой дороги. Бхаа знал, что путь будет не легким, но к таким испытаниям, которые приподнес ему этот город, следовало бы быть подготовленным лучше. Переживая моменты, происшедшие в городе, сидя на окраине города и сдерживаясь от слез, Бхаа твердо решил воспитать свой дух и не быть зависимым от ситуаций. Он вспомнил рассказы Будды о том, как он провел несколько лет, посвятив себя аскезе. Результаты этих лет были на лицо. Будда всегда несмотря на то, что был моложе Бхаа почти на десяток лет, выглядел старше. Сдержанность, рассудительность и спокойствие Будды, восхищали Бхаа. Он любовался этим юношей и чертами зрелого мужа.

О годах, проведенных в лишениях, Будда рассказывал мало, а, если и рассказывал, то делал это более чем скромно. Но даже за этими маленькими упоминаниями Бхаа чувствовал сердцем, что эти годы Будды были суровыми испытаниями. Бхаа забывал об этом в родном городе, рассказы оставались рассказами, а вот теперь он явно почувствовал, как не хватает ему спокойствия и терпения. Родной город для Бхаа был семьей, в которой случалось всякое. Но насколько меньше ощущал там Бхаа злость и недовольство людей, которые, словно вода в горшках, вскипали в разных местах. Тогда он не обращал внимания на эти язвы, так как они касались только его, забывал о них а вот теперь, вдалеке от дома, •они вспоминались.

От Будды Бхаа слышал, что покою и концентрации он научился в лесу, где провел более года в одиночестве. Плоды и травы были его едой, пещера домом, костер – единственным другом.

Созерцание Господа во всем: в цветке, в камне этому учился Будда в течение года. В нежных цветах Будда видел Господа, сидящего в середине цветка и играющего на флейте. В медитации проходили целые дни. Господь часто приходил к Будде, помогая ему своим присутствием. Покинуть пещеру Будда счел возможным только тогда, когда лев, который набрел на него, сидящего в медитации, попятился назад и встретился с ним взглядом. За время, проведенное в лесу, тело Будды стало закаленным и привычным к различным неурядицам. Частые голодания сделали его худым, лицо осунулось, щеки впали.

Все эти воспоминания вдруг разом нахлынули на Бхаа заставив его еще долго сидеть в размышлениях. Он не помнил, как прошел день. Очнулся лишь, когда стемнело и вечерняя прохлада дала о себе знать. Он встал. О ночлеге нечего было и думать. Бхаа вспомнил о старике, по всем приметам, жившего где-то неподалеку.

Жилище старика, действительно, оказалось не так далеко. Пламя небольшого костра мерцающим светом озаряло своды пещеры, Читающим книгу, застал Бхаа, седобородого старца. Скрестив ноги, с огромной книгой на коленях, сидел он, не обращая внимания на Бхаа, который остановился у входа и не решался сделать ни шага вперед. Старик читал, не обращая внимания на стоящего.

- Садись, - словно камень, свалился с горы, разрывая грохотом ущелье, прогремел старик, не поднимая головы и не отрывая глаз от книги.

-Зачем пришел? - снова громовым голосом спросил старик.

Его худое тело сделало движение, подобно телу великана. Свет костра освещал старика, делая его похожим на статую из чистого золота. Лицо старика, хотя и было худым и изрезанным морщинами, но в нем, словно под вуалью, проглядывалось здоровье и решительность. Огромная книга, словно каменная плита, лежала у него на коленях. Увиденное заставляло Бхаа стоять в полной растерянности. Получив «приглашение» сесть, он едва нашел силы, чтобы ответить. Но не успел.

- Зачем ты покинул дом? Зачем пришел ко мне? прогремел голос старика, а затем наступило молчание.

- Вон отсюда? Ты сам себя определил, - вновь . громовым голосом сказал старик. - Жди на улице.

Слова старика глухо отозвались под сводами. Он опустил глаза в книгу и погрузился в чтение, не обращая ни малейшего внимания на выходящего Бхаа.

Старик позвал его лишь утром, как только запели первые птицы. Замерзший Бхаа неуверенно и дрожа, входил в пещеру.

- Знаю, зачем ты ушел из дома. Садись и слушай. Учиться у меня будешь воле и терпению.

Бхаа не промолвил ни слова, а лишь изможденный бессонницей, присел у стены. Книга на коленях старца скрылась. Поднявшись, он указал Бхаа место у костра. Повернувшись к костру, глядя на пламя, старик говорил Бхаа что-то. Будда вспомнился Бхаа сидящим погрузившимся в глубокую медитацию.

Учись, - промолвил Будаа, словно это значило для Бхаа подчиниться воле старика.

Языки пламени полыхали в такт словам старца. Но Бхаа они были непонятны. Мгновение и он уже дремал. Видением приходили к нему во сне. Он словно не спал. а лишь закрыл глаза. Он видел старца, читающего ему книгу, который беседовал с ним, пел гимны, восславляв святые имена Кришны.

На утро старик заставил Бхаа молиться. Прочтя молитву, Бхаа хотел было встать, но грозный окрик старика остановил его.

- Я сказал молиться, а не сухо прочесть молитву. Молись до тех пор, пока не встанет солнце. Слышал ли ты от меня разрешение встать? Нет? Молись... Книга легла на колени Бхаа.

- Молитвы и смирение - вот, что должно занимать теперь твой ум. С утра до вечера на твоих устах должна быть молитва. Ни пламя костра, ни звук капающих капель не должен тревожить тебя.

Книга открылась перед взором Бхаа, ровными строчками легли гимны и мантры, восславляющие имена Господа. Он начал читать. Поначалу было увлечение, но усталость начала одолевать его. Ломило спину и очень хотелось есть, отекшие ноги сильно болели, но встать или изменить позу он не решился, видя хмурого старца, 'сидящего рядом. Едва перенося боль в пояснице, Бхаа продолжал сидеть.

- Пой, - вдруг явно услышал и на мгновение увидел мило улыбающееся лицо Будды.

Видение продолжалось мгновение. Но запомнилось оно надолго. Бхаа запел, запел и закончил петь только под вечер. Он удивился и сам, когда обратил внимание на то, что небо, видимое во входе в пещеру, что старик сидел так же, как и утром. Костер догорал, едва поблескивая маленькими язычками.

- Подложи дров, - вновь, как и утром прогремел голос старика.

Отложив книгу, Бхаа попытался встать. Но едва удержался на ногах. Корчась от боли и изо всех сил сдерживаясь, чтобы не вскрикнуть. Тело было, словно чужим. Как косолапый медведь, дошел он до костра я положил поленья. Они были последними. Бхаа заметил короткий взгляд старика, брошенный на костер, и понял, что ему следует идти за дровами. Ни сказав ни слова, он вышел из пещеры и побрел в поисках подходящих дров.

Костер потрескивал около него, друг против друга сидели старец и Бхаа. Старец читал книгу, а Бхаа, молча глядел на пламя. Не поднимая глаз, старец сухой рукой достал что-то из складок своей одежды и коротким движением бросил колючек в середину костра. Сделав это, он словно ни в чем не бывало, погрузился в чтение. Мгновение после этого, по пещере пополз вкусный, щекотящий нос, запах. Бхаа только теперь почувствовал, как он голоден. Его начало подташнивать.

- Терпи, - будто услышал он голос старика, встретившись с ним глазами, и Бхаа, весь съеживавшийся от непреодолимого ощущения голода, сильно стиснув зубы, продолжал сидеть.

Тепло костра, пахнувшее в лицо, разбудило Бхаа. Открыв глаза, он обнаружил, что спал, так и не сменив положения. Попытался встать, но вскрикнув, повалился на землю. Краем глаза он увидел, что старик ничего этого не заметил. Старик сидел у стены и читал книгу. Когда Бхаа встал, он лишь взглядом указал на то, что дров опять нет. И невозмутимо погрузился в чтение

Следить за костром стало обязанностью Бхаа. Дрова приходилось заготавливать вручную. У старика не было ни топора, ни ножа. Заготовка дров укрепляла тело Бхаа. Без особого труда он мог переломить палку толщиной в руку. Утром, сидя у костра, Бхаа вновь увидал Будду.

- Книга, - сказал, улыбнувшись Будда, и исчез.

Словно кто-то вложил новый смысл в ранее прочитанные строки. Старец почти не говорил с Бхаа, и теперь, когда тот взял книгу, он не обратил на это внимание.

Пища, которой они питались, была скромной. Но, как заметил Бхаа, очень питательной и искусно приготовленной. Первое время старец готовил сам, заставляя Бхаа постоянно присутствовать при этом. Постепенно обязанность по приготовлению пищи перешла к Бхаа. Сдержанное недовольство на лице старика было свидетельством того, как справлялся Бхаа.

Книга, от которой Бхаа не отрывался, отнимала у него все время. Целые дни он проводил в чтении.

Положи, - крикнул старец на Бхаа, когда тот, принеся дрова, собрался почитать. Недоумение отразилось на лице Бхаа. Еще немного и он смиренно подчинился. Огромное желание читать одолевало его. И это, безусловно, не ускользнуло от глаз старика. На следующий день по короткому строгому взгляду старика Бхаа понял, что и сегодня книгу брать нельзя. Старик так же не читал книгу. Теперь Бхаа целыми днями просиживал у дальней стены, не произнося ни слова. Долгое время боролся Бхаа с желанием взять книгу.

- Возьми. Прочти, - вновь прогремел голос старика. Вновь Бхаа склонился над книгой, и вновь страсть к чтению проснулась в нем.

- Стой. Прекрати, - сказал старик. И вновь молчание. В раздумий замер Бхаа. Объяснений старик никогда не давал, он ограничивался лишь короткими приказаниями. В этот момент Бхаа увидел видение: Будда сидел к нему спиной. Пламя костра алыми бликами играло на его спокойном лице. Будда взял хворостинку и сунул ее в костер. Та, словно сухой лист, вспыхнула и через мгновение разлетелась на множество искорок. Часть их растворилась в пламени, а часть, поднятая теплыми потоками, исчезла в темном небе. Будда спокойно повернул голову в сторону Бхаа, словно спрашивал:

Видел?

Ведение исчезло. И теперь только Бхаа, вспомнив все предыдущее, понял, что спокойствие, терпение и независимость от желаний требовал от него старик.

Придя в себя, Бхаа огляделся. Старец сидел у входа в пещеру, глядя куда-то вдаль. Не отрывая взгляда, он произнес:

- Пора тебе уходить. Ты познал все то, что я тебе мог дать. Голос его прозвучал спокойно, но звучно. Сказав это, он встал и прошел к дальней стене пещеры. Взяв книгу, сел, скрестил ноги и погрузился в чтение. На лице Бхаа промелькнула едва заметная грусть.

Молча, собрав свои скромные пожитки, низко поклонившись старику, Бхаа вышел из пещеры. Чистый воздух, голубое небо встретили его, напомнив ему о том, как они с Буддой, посещая храмы, наслаждались Кришной, играющим на флейте. Мелодия та, казалось, звучала и сейчас. Бхаа довольно потянулся, оправился и стал спускаться по дорожке к городу. Он думал о том, что предстоит ему дальше.

По дороге к дому Бхаа сделал огромный круг длиной в несколько лет странствий. В этом долгом путешествии не раз вспоминал он с огромной благодарностью, своего молчаливого и строгого учителя. Сильные руки, крепкое тело, терпение, выдержка, спокойствие - все это обрел он за время пребывания в пещере у старца, даже не узнав за все это время, его имени.

Во время этого путешествия Бхаа рассказывал людям о Кришне. Показывая упражнения, которыми пользовался сам для восстановления силы после долгих переходов и для того, чтобы пребывать в бодрости и здоровье. Эта упражнения показал ему Будда, являясь к Бхаа в видениях.

Художественная литература » Библиотека книг alligatorspb Онлайн литература от alligatorspb