Адепты древней религии

Об адептах древней религии, называемых в просторечьи колдунами и ведьмами, рассуждает тантрист А.В. Лизбет. Отрывок взят из его книги «Тантра».

«Колдовство, чародейство» и соответствующий английский эквивалент «ремесло ведьм» означает зловредную, зловещую магическую практику. В средние века колдовство считалось преступным, а ведьм ожидал костер.В наши дни признание в колдовстве вызывает улыбку или, в худшем случае, тревогу: в мыслях возникает расхожий образ безобразной, злой, старой ведьмы в черном одеянии и верхом на метле, предающейся с Сатаной непристойным ритуалам.

Ремесло ведьм, бесспорно, самая древняя западноевропейская религия. Назовем ее впоследствии Древней религией. Она возникла задолго до христианства, иудаизма, ислама, буддизма и индуизма. Древняя религия близка своему умовосприятию к традициям американских индейцев и шаманов Арктики.

По преданиям, этот культ возник более 35 000 лет назад, во время великого оледенения, когда ледяная глыба медленно продвигалась к югу. В это время и появились первые религии: шаманизм и архаический культ Богини-матери. Они нашли свое выражение в образах: Богини-Матери, порождающей новые жизни, рогатого уродливого божества — охотника и добычи, вечно переступающих черту смерти.

Нарочито нелепые и безобразные шаманы в звериных шкурах отождествляли собой бога первобытного племени. Женщины-жрицы воплощали собой наших богинь и участвовали в самых разнообразных ритуалах плодородия. Жизнь и смерть были нерасторжимы в неизбывном вечном бытии.

В многочисленных погребениях на территории древнеиндийской империи найдены останки древних людей чья поза напоминала положение зародыша, а также различные орудия труда, посуда, украшения — все это должно было служить человеку в его новой жизни.

В Сибири и на Украине образ богини был воплощен в самке мамонта. Увековеченные в каменных скульптурах пышные формы символизировали изобилие и вечность жизни. В Европе, в больших пещерах-храмах на юге Франции и Испании, ритуалы совершались необычно: «втайне» от недр земли. На стенах пещеры как олицетворение противоположных сил были изображены бизон и лошадь, как бы наложенные друг на друга. Освещенные дрожащим светом импровизированных факелов, они казались ожившими сновидениями.

С продвижением ледника некоторые племена вслед за животными — северными оленями, бизонами — переместились далеко на север. Другие переправились через земляной мост на Аляску, а затем и в Америку. оставшиеся в Европе занимались охотой, рыболовством, собирали дикие растения, моллюсков. Появились новые орудия труда, первые многочисленные поселения. Шаманы и жрицы, объединив свои силы, усилили свое влияние на своих соплеменников, организовав тайные общины. По словам Стархок, это были первые «монастыри». Глубоко связанные с жизнью животных и растений люди приручили тех, на кого раньше охотились, развели овец, коз, свиней

Собирательство постепенно уступало место земледелию. Бог охоты стал богом зерна: осенью ему приносили жертвы, прося об урожае. А весной молили богиню-мать о зарождении новой жизни. Поклонение духу диких растений постепенно уступило место обожествлению матери урожая. В соответствии с лунными и солнечными циклами производились посевы и жатва. На территории, где раньше господствовал ледник, возникли и обрели настоящую власть различные культы, связанные с возделыванием земли.

Хрупкие маленькие люди со смуглыми обветренными лицами сооружали первые импровизированные храмы из громадных каменных глыб. А первыми их проповедницами стали жрицы, посвящавшие их в тайну времени и той структуры космоса. Математика, астрономия, поэзия, музыка, медицина, познание возможностей человеческого разума развивались бок о бок с мистической тайной жизни.

Сооружение храмов относится к эпохе мегалита. Мегалитическая эра одновременно далека и близка к нам. В противоположность установившейся характеристике доисторических людей Роберт Верник («Люди мегалита») пишет: «...они не были дикарями. Унаследовав от их предков из каменного века первые храмы, популяция стала богатой и могущественной. Крестьянское население Европы, несмотря на вихрь иммигрантских волн и завоеваний, сохранило в себе остатки неолитической крови и продолжало почитать древние ритуалы и суеверия».

Остатки неолитической крови? Я думаю, что ее влияние незначительно. Крестьянство начиная с наших прадедов, вплоть до недавнего времени, осталось очень стабильной структурой: еще до второй мировой войны рождались, жили и умирали на своих фермах, не помышляя покинуть свою землю. Женитьба на девушке из другой деревни была очень редким явлением. На ярмарочных гуляниях сельские парни недобро поглядывали на «чужих» молодцов, пытающихся заигрывать с «их» девушками. И хотя «чужаки» были всего лишь из соседней деревни ухаживания, а тем более браки были почти невозможны. Часто достаточно было хватить лишку пива, чтобы началась ожесточенная потасовка между деревнями. В этом отношении они были недалеки от кроманьонского человека.

Воскрешая в нашей памяти обычаи тех незапамятных времен, автор добавляет: «И через тысячи лет огни Сент-Жана ознаменуют поклонение солнцу, так же как это было в далеком прошлом. Согласно обычаю юные девушки всю ночь пели, танцевали вокруг костра, перепрыгивали через языки пламени, произносили заклинания. Бушующее веселье с его криками, прыжками, песнями и страстными объятиями сменялось всеобщей вакханалией. И в то же время все оставалось традиционным и священным».

«Древние церковные власти не переставали обнародовать указы, запрещающие языческое поклонение Луне и Солнцу. Совершенно очевидно, что церковь стремилась искоренить стойкие тысячелетние верования как свидетеельства язычества».

В эпоху бронзы выносливые, грубые и мужественные люди, следуя за стадами, стали сначала охотниками, затем скотоводами. В поисках новых пастбищ они стремительно продвигались к югу: Европе, Ближнему Востоку, Индии, разрушая оседлые цивилизации. Презирая и порабощая народы, где культом была богиня плодородия, насаждали свою патриархальную цивилизацию, плоды которой мы вкушаем сегодня.

Влияние христианства в этот период было незначительным. Крестьяне видели в истории Христа лишь дополнительную легенду о богине-матери и ее божественном сыне. Древняя религия была сохранена преемницами древних жриц.

Так, на празднествах жрицы возглавляли импровизированное сборище ведьм — завораживающий головокружительными танцами шабаш. Стремление к познанию и подчинению своей воле так называемых «тонких сил» стало причиной появления первых тайных «сборищ ведьм», куда входили образованнейшие женщины своего времени: поэтессы, целительницы, колдуньи.

Возрождение и расцвет Древней религии относятся к XII—XIII векам. Поэмы трубадуров, посвященные благородным дамам, были истинными гимнами любви их богиням. Черты древней богини проступают также образе Пречистой Марии, в честь которой были воздвигнуты храмы.

Таким образом, Древняя религия стала опасной конкуренткой для христианства. Ремесло ведьм было объявлено еретическим. Следующий век был наполнен бушующими страстями войнами, крестовыми походами, крестьянскими волнениями и эпидемиями. Рушилась феодальная система, дрогнула и незыблемость Церкви. Духовенство не могло больше позволить себе роскошь терпеть соперничающие культы. В 1484 году папа Иннокентий VIII предал инквизиции Древнюю религию. Публикация «Молота ведьм» узаконила царство террора против женщин (продолжающееся до середины XVIII века!). 9 миллионов жертв еретического мракобесия — из них 80% детей и девушек, обвиненных по подозрению в «наследовании зла» от их матерей! Христианский примитивный аскетизм отверг человеческую плоть, а Церковь провозгласила вселенскую ненависть к женщине и ее греховности Женоненавистничество стало главным элементом средневекового христианства. Женщина и ее сексуальность не Мыслились иначе как зло.

В «Молоте ведьм» сказано: «Всякая ведьма исходит из плотских страстей, которые в каждой женщине ненасытны». Террор против женщин стал беспрецедентным: по наущению завистливого соседа женщину объявляли виновной в еретическом грехе. Самими жестокими пытками у нее вырывали признание в сообщничестве с Сатаной и совершении непристойных обрядов. Вознаграждением служила «легкая смерть» через простое повешение. Упорствующих в своем «заблуждении» заживо сжигали на костре. Колдовство, как и Тантра в Индии, было тогда одной из тайных и скрытых религий. Связи между колдовскими «сообществами» были прерваны. Обмен знаниями и ритуальными традициями проходил только во время Великого Праздника. Драгоценный опыт этой духовной культуры безвозвратно утрачен и забыт, и лишь народные сказки и песни о феях и колдуньях донесли до нас косвенные и завуалированные сведения.

Безверие и безбожие XVIII века унаследовало традицию охоты на ведьм. Память об истинной их сущности уступала место смехотворным или трагическим стереотипам. И только в нашем веке появились тенденции к возрождению и осветлению этих мрачных образов. «Объявляя себя ведьмой, — пишет Стархок, — женщина провозглашает свое право быть могущественной. Мужчина же видит в ведьме новую возможность познания женщины; не являются ли их взгляды тантрическими?»

«Быть ведьмой, — говорит дальше Стархок, — это значит слиться с девятью миллионами жертв ханжества и ненависти; это желание построить новый мир, где предрассудки не будут требовать на заклание многие жизни.

Ведьму по праву можно назвать созидательницей, поскольку она облекает в форму невидимый нам мир. Ее жизнь насыщена не только магией, но и мудростью. Ремесло ведьм — это не теологическая, но, в буквальном смысле, поэтическая религия. Мифы, легенды и колдовские символы — это аллегория невыразимого Абсолюта, который обыкновенный разум отказывается воспринять во всей его целостности. Символы и ритуалы дают новое видоизмененное сознание, где невыразимый высший смысл бытия находится вне словесных образов».

«Первоначальным символом является образ богини. Эта всесущая реальность проявляется в каждом из нас «оконечностью разнообразных аспектов, взглядов, имен. Она — сама реальность, явленное божество, растворенное повсюду. Богиня не отдалена от мира, она и есть сам мир во всем его разнообразии: луна, солнце, земля, звезды, камень, река, ветер, волна, лист и ветвь, бутон и цветок, гриф и петух, мужчина и женщина. В ремесле ведьм также едины разум и плоть, и если религия Богини невообразимо стара, ремесло ведьм можно было бы назвать Новой религией. Она не только возрождает, но создает новую женщину, будя в ней богиню, демонстрирует «правомочность» и благодеяние женской власти».

«Закат культа богини лишил женщину соответствующих ее нуждам и опыту религиозной модели и спиритуалистической системы. Западные и восточные религии основаны на культе бога-мужчины. Пророки, проповедники-моралисты, гуру. Будда — все были мужчинами. Все это не поощряло женщину в выражении собственной самореализации. Покоряясь мужской власти, она должна была проникнуться мужскими духовными идеалами, отвергая свою плоть, заглушить сексуальность, воспринимать мир с позиции мужских ценностей».

По поводу восточных культов Стархок уместно уточняет, что они полностью соответствовали тантрическому восприятию: «Символ богини-матери нельзя назвать «параллельной» структурой богу-отцу. Богиня-мать не царствует над миром, но сама есть весь мир. Она в великолепном разнообразии проявляется в каждом из нас. Она не нуждается в утверждении господства одного пола над другим, так же как и в преходящей иерархической светской власти. В ремесле ведьм каждый(ая) может раскрыть свою истинную сущность. Наша божественность проявляется в форме бессознательной абсолютной сущности и не зависит от половой принадлежности. Секс,

приобретая статус таинства, становится религией, связывающей наше бытие с космосом. Богиня побуждает женщину ощутить божественность силой своего священного тела».

«Но культ богини-матери имеет большое значение и для мужчины. Угнетение патриархальной системой и патерналистической религией было для него не менее трагичным, чем для женщины. Мужчину раздирали внутрение противоречия: с одной стороны, его духовное «я» требовало обуздания чувственности, но, с другой стороны, его животные инстинкты требовали своей реализации. Он должен был постоянно бороться с самим собой: на Западе — чтобы «победить свою греховность», на Востоке — чтобы «убить свои желания» и усмирить свое «я». Культ богини позволял мужчине ощутить свою исконную женственность, являющуюся самой глубокой и чувствительной частью его существа. Ни один тантрик не вычеркнет ни слова из того, что сказала Стархок: «Наше отношение ко тему населенному пространству земли обусловлено нашими религиозными моделями. Чуждый природе бог благословляет нас на порабощение и разграбление ресурсов планеты. И в результате: загрязнение и разрушение экологической целостности, угрожающие даже человечеству. Ремесло ведьм — это экологическая религия, поскольку цель ее — гармония с природой, единственно возможный путь для процветания жизни».

Исключая современных преемниц Древней религии, редко кто в наше время задумывается о переоценке ценностей, господствующих в нашей многострадальной цивилизации, в пользу вышеприведенных слов. И спасение следует связывать с развитием и упрочением женских ценностей. Адепты Древней религии создают свои большие сплоченные женские сообщества (20—30 человек) в Америке и Великобритании. Никакая централь-власть не правомочна предписать для них строгий ритуал и литургию. В противовес мужской модели эта структура не имеет иерархической пирамиды.

Но за внешней слабостью кроется непобедимая сила, поскольку это движение не может быть ни обезглавлено. ни разрушено.

Для «ремесла ведьм», так же как и для Тантры, «всякий акт любви и наслаждения знаменует собой ритуал». Сексуальность, как прямое выражение жизненной силы, священна. Она способствует свободному самовыражению, поскольку руководима любовью. Брак — это взаимные обязательства, магическая духовная и психическая связь, но то же время это только одна из возможностей выражения любви и сексуальности.

Секс — это магия, т.е. искусство ощущать, а затем и преобразовывать незримые «тонкие» силы своего выражения, это пробуждение самых глубоких уровней сознания за пределами рационального. Все ритуалы «ремесла ведьм», так же как и Тантры, колдовские: «всякий ритуал начинается с формирования священного пространства и создания в его центре некоего храма. В каждом участнике воскрешаются богиня и боги. Эта незримая сила оживает и обретает очертание с помощью песен, танцев, символов. Пробуждение этого «конуса могущества» заключается в прямом восприятии высшей реальности, вызывая состояние экстаза и транса. Еда и напитки делятся между участниками ритуала». («Конус могущества» происходит от карикатурной конической шапки ведьм).

«Каждый месяц, желательно в полнолуние, собирайтесь в каком-либо тайном месте и поклоняйтесь мне, поскольку я царица мудрости. Вы освободитесь от своего рабства, а символом вашей свободы будет нагота во время всех ритуалов. Пойте, празднуйте, танцуйте, сочиняйте любовную музыку, — и все это в мою честь, потому что я — это духовный экстаз, радость земли. Мой закон — закон любви между всеми существами».

Это почти описание тантрической практики «шакра-пуджа».

Ошибочно было бы усматривать в «ремесле ведьм» полную тождественность с Тантрой, несмотря на то, что последней также не присуща ни иерархическая структура, ни церковная организация. Тантра, безусловно, имеет свои отличительные особенности, хотя эти два духовных течения не конкурируют между собой и не оспаривают первенства.

И все же приятно наблюдать почти полное соответствие этих двух типов восприятия мира, которые, без сомнения, имеют одинаковое происхождение. Каждый тантрик был бы счастлив прочитать: «Символизация богини оживляет и воспламеняет современную женщину. Новое возрождение древних цивилизаций помогает осознать нашу гордость, нашу способность — а это, в большей мере, касается женщин — создавать и нести новую культуру. Вместо ужаса патриархата нам дана модель власти женщины. Архаическая богиня, первоначальное божество, покровительница охотников каменного века и первых сеятелей; та, которая вдохновляла на создание бессмертных произведений неизвестных художников, была источником музыки и поэзии, в честь которой воздвигались величественные храмы мегалита, снова вошла в наш мир».

Это в точности соответствует тантрическому культу Шакти: «В «ремесле ведьм» мы можем не верить в существование богини, но связаны с ней через все сущее: луну, звезды, океан, землю, деревья, животных, самих нас Она здесь, она в сердце всех и всякого. Она есть замкнутый круг: земля, воздух, огонь, вода и сущность; тело, разум. чувство, изменение. Богиня существовала до появления земли, она есть теплый мрак, она — мать, рождающая и вскармливающая новую жизнь. Она — оплодотворяющая способность жизни, но она и надгробный камень нашей могилы в час, когда мы вступали во власть смерти. Все проистекает от нее, все вращается вокруг нее. Она плоть и священное тело. Матка, грудь, живот, вагина, пенис, кости, кровь — ни одна часть тела не порочна, никакая сторона процесса не запятнана грехом. Рождение, смерть и растворение — вот три священные части цикла! Любые наши действия: занятие любовью, сон, еда, испражнение — есть проявления ее божественности».

Замените «богиню» на «Шакти», и эти строки как будто бы заимствованы из тантрического текста: «Ее культ может принимать любые формы, он не требует ни литургии, ни церкви, ни тайной исповеди... Желание есть связующая основа Вселенной, оно соединяет электроны с ядром, планету с солнцем, оно создает новые формы, оно создает жизнь: следуйте своему желанию до его последнего предела, воссоединитесь с ним, превратите его в богиню».

«Богиня символизирует глубокую сущность женщины, ее освобождающую и благословенную власть. Тело женщины — модель космоса, и оно — священно. Все стадии жизни священны. Возраст — это не несчастье, но благо. Богиня не ограничивает женщину ее телом, она будит ее чувства, разум и сознание. Богиня наделяет женщину способностью понять как мощь своего гнева, так и силу любви».

«В «ремесле ведьм» наряду с женскими встречается образ бога-рогоносца. Этот символ радикально отличается от изображения мужественности в нашей патриархальной культуре». Бог-рогоносец нежен и любезен, но он также и охотник. Он разнуздан в своей сексуальности так же, как глубоко чувствителен и свят. Он воплощает то. какими были бы мужчины без патриархата. Образ рогатого быка был решительно перекроен средневековой церковью, и он стал самим дьяволом. «Ремесло» поклоняется не христианскому Сатане, но рогатому богу... Его бык чувствен, но его сексуальность священна и лишена непристойного богохульства. Рога нашего бога —это полумесяц богини-луны, символ жизненной силы. Он черен, потому что ночь — время духовных сил и часть временного цикла. «Рогатый бог воплощает собой мужские добродетели, идущие из глубинных источников; и далек от вспыльчивого и эмоционального разнузданного мужчины нашего времени. Мужчина, соответствующий образцу бога-рогоносца, должен бы быть «диким», но не жестоким, сексуальным, но не насилующим, духовным, но не бесполым, способным к истинной любви. Тогда сирены, что зовутся богинями, прославили бы его своим пением».

«Наша современная культура внушила мужчинам, что мужественность бесчувственна. Она подвигла их на милитаристский образ жизни, обуздание эмоции и телесную глухоту. Он должен быть агрессивным и господствующим, а она — пассивной и подчиненной. При патриархате мужчины и женщины существуют в иерархической системе, где доминируют мужчины, а подчиняются женщины».

Западноевропейский тантрик и мой друг Джон Мамфорд из Мельбурна в своем исследовании «Сексуальный оккультизм» пишет: «Проявление современного «ремесла ведьм» в Англии и Америке — это атавистический источник непреходящей ценности. Это западноевропейский тантризм, всплывший в XX веке для того, чтобы утолить жажду современного человека благотворными жизненными силами».

«Сходство между Тантрой и современным «ремеслом ведьм» показывает, что бессознательное и на Востоке, и на Западе ищет свое удовлетворение в культе земли, матриархате и женственности...»

«Шакра Пуджа» — тантрический ритуал. При осуществлении его нагие участники сидят в кругу (он полностью соотносится с «собранием» из «Ремесла ведьм»). Круг, символизирующий женское начало и ее главный орган — матку, — призван заключить в замкнутом пространстве психические энергии (прана), исходящие от тел участников. По мере нарастания сексуального и эмоционального возбуждения освобождается энергия; озарение посещает души, совокупность освобожденных психических сил вихревым облаком нависает над копуляцией «конусом могущества».'

«Следует подчеркнуть сходство между центральным тантрическим символом Шивой-Лингамом и «конусом могущества ведьм».

Далее Джон Мамфорд формулирует основные принципы современного «ремесла ведьм», опубликованные в августе 1973 г. в американском издании «Гностика»:

— его проявление поляризовано: эти две противоположности представлены, с одной стороны, Богиней, с другой — мужским и женским началами,

— Богиня обнаруживает себя во всякой жизни так же, как в мужчине и женщине;

— Женственность — это цветок всего космического пространства, воплощение красоты и плодородия благодаря которым мы существуем;

И добавляет:

а) женщина дает жизнь как плодам любви, так и магии и всем человеческим стремлениям;

б) женщина есть критерий нашего созидания, направленного на красоту, плодовитость и завершенность;

в) наше отношение к женщине должно быть равнозначным любви к жизни во всей космической протяженности;

г) божественность воплощена в женщине; это наша Богиня и Царица; она не господствует над нами, но мы должны поклоняться ей;

д) быть Великой Жрицей наших сообществ значит проявить космическую сущность женщины;

е) все, что выражает сущность женственности, отражено в символическом понятии женского могущества, воплощенного в природе: ее символ — луна; земля — наша Мать; ее дочь — это богиня луны. Я могу лишь повторить, что эти принципы в точности соответствуют тантрическим выводам.

Психическая травма, М. М. Решетников » Библиотека книг matskaroy Монография посвящена современной проблематике психической травмы и посттравматическому стрессовому расстройству. Впервые в отечественной литературе на основе широкого психолого-психиатрического по